Обвиняемый в убийстве по неосторожности 20-летней Натальи Смирновой депутат горсовета, бизнесмен Николай Тихонюк не признает себя виновным

Трагедия произошла 7 июня 2004 года, когда водный мотоцикл, которым управлял Николай Тихонюк, врезался в весельную лодку, в которой катались по Южному Бугу у Киевского моста военнослужащая Наталья Смирнова и ее коллега Игорь Перков. Как впоследствии установила судмедэкспертиза, девушка получила травмы, несовместимые с жизнью, и ушла под воду — ее тело нашли через семь дней. Тихонюк объяснил столкновение тем, что ему в глаза попал рой мошкары, и он не увидел лодку.
— Я ничего не осознавал, как же я могу сказать, что я виновен?! — заявляет Николай Тихонюк. — Я участник этого трагического события, но почему так произошло, даже сам себе не могу объяснить. По мнению депутата и предпринимателя, только суд может решить, виновен он или нет. — На суде вопрос идет не об убийстве, а о деньгах! — убеждена мать погибшей девушки, Татьяна Литвинюк. — Спрашивают, сколько стоил костюм и босоножки, в которых похоронили мою дочь, и сколько Тихонюк потратил на поминки. А должны спрашивать о его виновности в смерти моей дочери! Тем не менее, в рамках уголовного дела Татьяна предъявила гражданский иск Николаю Тихонюку, где просит взыскать с него более 30 тысяч гривен материального ущерба и 100 тысяч гривен — морального. — Денег я от него не хочу, — утверждает она. — Даже если эти деньги присудят — они пойдут в детдома и дома престарелых. Я эти деньги не буду брать! Но, мой адвокат считает, что по закону мы их должны востребовать. — Я готов помогать им по-людски, но нельзя смотреть на меня потребительски — пусть обоснуют сумму ущерба, — заявил Николай Тихонюк. — Если они смотрят на меня с позиции поправить свое материальное положение, а не с точки зрения морали... Я готов помогать, но со мной нужно разговаривать по-человечески, а не как с каким-то преступником. — До суда Тихонюк признавал свою вину, и мы тогда еще сомневались: могли пойти на то, чтобы он нам компенсировал, — рассказывает отчим погибшей девушки, Юрий Литвинюк. — Но после того как он сказал в суде, что свою вину не признает, мы твердо решили — он должен сидеть в тюрьме, понести наказание. Из других рук По словам Николая Тихонюка, он оплатил затраты на поиски тела девушки, ее похороны и поминки. Его заместитель в предприятии “Океан” Татьяна Орловская утверждает, что помощь семье погибшей оказывалась и позже. — Мы не отказывали им ни в чем! — заявляет Татьяна Орловская. — Я все время ее спрашиваю: “Таня, что ты хочешь?”. Однако из конкретных пожеланий матери Натальи Татьяна Орловская назвала лишь помощь на поездку ее сына-инвалида к морю по бесплатной путевке. — Денег у них мы не брали! — утверждает Татьяна Литвинюк. — Заместитель Тихонюка сама за все рассчитывалась. — Мне даже обидно слушать, что я могла брать какие-то деньги! — Они отказывались брать деньги из моих рук, — рассказывает Николай Тихонюк. — Поэтому определенную сумму я передал семье через своего заместителя Татьяну. Памятник и забвение — Как бы они ко мне не относились и не обвиняли, я сегодня не снимаю вопрос о помощи этой семье и буду им помогать, — говорит Николай Тихонюк. — Я вообще много занимаюсь благотворительностью и меценатством. Обещает он оплатить и памятник Наталье, называя это “абсолютно естественным участием”. Однако заметил, что сумма будет выдана по документам, подтверждающим стоимость надгробного сооружения. — Единственное, что мы хотим, чтобы Тихонюк оплатил памятник, —говорит Юрий Литвинюк. — Мы его уже заказали. Дорогой памятник. Но я боюсь, чтобы он не изменил своего решения. — Они не могут определиться, чего хотят, — полагает Николай Тихонюк. — В этой семье появилось очень много родни, которая, по-видимому, хочет улучшить за мой счет свое материальное положение. — Он думает, что если нам чем-то помог, то может нас купить?! — заявляет отчим погибшей девушки. — Я понимаю, он этого хотел. Но мы и без него нашли бы деньги. Некоторые родственники нам говорят: “зачем его сажать — вы дочку не вернете”, но никакие деньги не возместят всю боль, которую переживает семья. — Он должен понести наказание — так бы любая мама считала, — говорит Татьяна Литвинюк. — Я хочу забыть и уйти от этого кошмара, — заявляет Николай Тихонюк. — Хочу, чтобы суд быстрее закончился — мне, гипертонику второй степени, очень тяжело это выносить. И я не оправдываюсь — как суд решит, так и будет! Тем не менее, каждая из сторон отметила, что в случае неудовлетворительного для них решения районного суда, будет подавать на апелляцию. Адвокат Юрий Усов: — В юриспруденции есть понятие “казус”, и в данном случае, с моей точки зрения, имеет место именно казус: есть тяжелые последствия, но в них никто не виноват. Моя адвокатская позиция основана на правдивых показаниях моего подзащитного. Адвокат Елена Клепикова: — Мы не можем позволить людям, которые имеют деньги, быть безнаказанными. И я считаю, что это цинично, когда человек, совершив убийство, пусть и по неосторожности, а я убеждена, что его вина стопроцентно доказана следствием, не признает себя виновным. Я защищаю интересы потерпевшей, убеждена в ее правоте, и уверена, что зло должно быть наказано.
Коментарі (0)

Ви не авторизовані